В специализированном межрайонном суде по уголовным делам Атырауской области завершилось рассмотрение очередного эпизода по делу ОПГ экс-акима Бергея Рыскалиева. Условно он именуется «мосты». Речь идет о соблюдении процедур и законности государственных закупок, связанных со строительством двух мостовых переходов через реку Урал в городе Атырау по улицам Алиева — Сатыбалдиева и Мечникова на пересечении Баймуханова — Махамбета в период 2007-2009 годов.

В законных рамках

«Организатором преступного сообщества Б.С.Рыскалиевым был создан преступный план  хищения бюджетных средств посредством за­ключения многоступенчатых мнимых сделок. В ходе предварительного следствия была назначена аудиторская проверка, по результатам которой выявлено, что часть бюджетных средств в общем объеме 3 млрд. 576 млн. 993 тыс. 473 тенге путем перечисления на счета ряда предприятий по завуалированной системе были сняты с расчетных счетов лжепредприятий — ТОО «Фортис Финанс», ТОО «Жайна Курылыс», ТОО «СМС Актобе», ТОО «ARLAN COMPANY ATYRAU», — огласил государственный обвинитель результаты расследования этого эпизода.

Однако, по мнению некоторых адвокатов, участвующих в процессе, это обвинение имеет ряд противоречий и нестыковок, а некоторые выводы вообще носят огульный характер. К примеру, следствие утверждает, что победителями по результатам конкурсов объявлялись организации, подконтрольные преступному сообществу. Однако при этом оно само же признает, что члены конкурсной комиссии были поставлены в такие условия, когда в соответствии с Законом «О государственных закупках» обязаны были именно их признавать победителями. В данном случае ТОО «Курылыс Кызмет-S».

Это подтвердили в суде члены конкурсной комиссии — заместитель директора департамента финансов Б.Сабыргалиева и директор департамента строительства И.Амиров. Из их показаний следует, что никто на них не оказывал давления, и решения принимались объективно с учетом соответствия документов потенциальных поставщиков требованиям конкурсной документации и более низкого ценового предложения.

Что касается якобы формирования списка компаний — потенциальных поставщиков и регулирования ценовых предложений, то, по словам юристов, это всего лишь предположение следствия, так как никаких доказательств тому в суде представлено не было. Если бы компании-победители определялись заранее (так утверждает обвинение), то не проводились бы повторные конкурсы, а такие примеры были и не раз. Это видно из показаний свидетеля Б.Нургалиева, работавшего начальником управления пассажирского транспорта и автомобильных дорог (УПТ и АД) Атырауской области с октября 2006-го по август 2007-го. Он сообщил, что в первой половине 2007-го проводились конкурсы по разработке ТЭО и ПСД, имелись заключения государственной экспертизы, а подряд на строительство моста на пересечении улиц Алиева-Сатыбалдиева вначале выиграла организация «Волгомост», но договор с нею не был заключен. А уже после победителем с учетом наименьшего ценового предложения было объявлено ТОО «Курылыс Кызмет-S».

То же самое можно сказать и о конкурсе на строительство моста по улицам Мечникова на пересечении улиц Баймуханова-Махамбета. В частности, свидетель — член экспертной комиссии К.Нуртаев (он занимал должность заместителя начальника УПТ и АД с января 2010-го) заявил, что сам лично рекомендовал признать победителем ТОО «Курылыс Кызмет-S», которое подходило по ценовому предложению. А допрошенный А.Саргожин (с июня 2006-го по июнь 2011-го занимал должность начальника отдела по госзакупкам) поведал суду о полной комплектности конкурсной документации по данному тендеру.

 

Размыли ответственность

То, что обвинение построено на сплошных противоречиях, можно увидеть на примере бывшего директора департамента государственного архитектурно-строительного контроля (ДГАСК) по Атырауской области Улана Куралбаева. Вместе со своими коллегами он обвиняется в том, что «несмотря на имеющиеся нарушения правил процедуры проведения госзакупок, на фоне искусственно созданной конкурентной среды признавал победителями конкурсов юридические лица, подконтрольные преступному сообществу».

Дело в том, что в соответствии с «Правилами осуществления государственных закупок» единым организатором по строительству двух мостов был определен ДГАСК, а заказчиками выступали управление пассажирского транспорта и автомобильных дорог (УПТ и АД) и департамент энергетики и коммунального хозяйства (ДЭ и КХ) Атырауской области. Если заказчики отвечали за полноту и достоверность конкурсной документации, то проверку этой документации осуществлял организатор в лице отдела госзакупок ДГАСК.

На основе показаний работников указанного отдела Ж.Ильясовой, М.Ершикова и А.Саргожина установлено, что конкурсная документация поступала вначале к ним, и уже после проверки и доклада руководству о ее готовности объявлялся конкурс. На тот момент работу отдела госзакупок курировал один из заместителей директора ДГАСК. Именно на основании заключения о готовности конкурсной документации и отсутствии препятствий директор ДГАСК объявлял конкурс и председательствовал на заседании комиссии. Из чего следует, что Куралбаев не мог знать о наличии или отсутствии каких-либо документов — это не входило в его обязанность.

Важно также заметить, что на эту должность Куралбаев был назначен 10 сентября 2007-го и проработал всего пять месяцев. 11 февраля 2008-го он был уволен по требованию акима Рыскалиева за отказ провести тендер по закупкам лекарственных средств, процедура проведения которого имеет свои особенности, а также подписать протокол об итогах конкурса по госзакупкам работ на строительство моста по улицам Мечникова на пересечении улиц Баймуханова-Махамбета. Уже после увольнения Куралбаева, 13 февраля, этот документ был все-таки подписан его заместителем Т.Джиенбаевым. То есть Куралбаеву вменяются в вину действия, которые он вообще не совершал.

Любопытно, что, согласно данным следствия, договор на разработку ПСД по данному проекту был заключен 14 февраля 2008-го, после признания победителя на строительство моста. Однако это заявление не соответствует действительности, так как конкурс на разработку ПСД состоялся ранее, и это в суде было доказано имеющимися в материалах дела соответствующими документами.

Что касается обвинения в адрес Куралбаева по поводу проведения конкурса от 27 ноября 2007 года по госзакупкам на строительство мостового перехода по улицам Алиева-Сатыбалдиева якобы без ПСД и заключения госэкспертизы, то оно тоже является голословным и бездоказательным, утверждают юристы. Как показал тот же Нуртаев, вся конкурсная документация была представлена в полном соответствии с требованиями законодательства, и его результаты были объективными. К слову, конкурсная комиссия принимала решение о победителе с учетом выводов экспертной комиссии, членом которой, как выше было отмечено, является данный свидетель. Он же в суде сообщил, что никогда от Куралбаева и Джиенбаева не поступало указаний о даче предпочтения какой-либо организации. В свою очередь, Саргожин уточнил, что Куралбаев не давал инструкций об объявлении конкурса без каких-либо документов.

Примечательно, что Куралбаев был назначен директором ДГАСК в сентябре 2007-го и физически не мог иметь отношения к конкурсам по ТЭО и ПСД, которые состоялись, как говорится в самом обвинении, в январе и марте того же года. В данном случае очень хорошо видно, как следствие противоречит само себе.

- Если внимательно вчитаться в указанное обвинение, то выявляются сплошная мешанина и неразбериха, причиной которых являются то ли некомпетентность следствия, то ли что-то другое… И анализ материалов дела показал полную и явную несостоятельность выводов органов следствия, противоречащих фактическим обстоятельствам, и, даже более того, их сфальцифицированность. В деле не приведены доказательства какой-либо заинтересованности Куралбаева, лоббирования интересов потенциальных поставщиков и наличия корыстных мотивов. Конкурсная комиссия в каждом случае в соответствии с законом признавала победителем потенциального поставщика, исходя из соответствия квалификационным требованиям конкурсной документации и наименьшего ценового предложения, — прокомментировал для САМ Тагир Сисинбаев, адвокат Улана Куралбаева.

Даже если гипотетически согласиться с обвинением, то и в этом случае Куралбаева обвинять не в чем, поскольку существует процедура подготовки и сдачи конкурсной документации организатору государственных закупок, описанная выше. Согласно ей, ответственность за полную комплектацию конкурсной документации несет заказчик — УПТ и АД. Тем более что его руководитель К.Ахмедов был членом конкурсной комиссии при определении победителя — подрядчика на строительство обоих мостов.

 

Деньги любят счет

Главное утверждение следствия заключается в том, что заказчик указывал экономически необоснованную стоимость строительства, и на этом основании обвиняет его в хищении. По мнению адвокатов, такое утверждение тоже является бездоказательным. Чтобы это понять, достаточно сопоставить в обоих случаях стоимость строительства, указанную заказчиком в конкурсной документации, с ценовым предложением победителя и рекомендуемой РГП «Госэкспертиза»:

- по первому мосту (по улицам Мечникова на пересечении улиц Баймуханова — Махамбета) соответственно 6 000 000 000, 5 999 900 000 и 6 785 670 000 тенге;

- по второму мосту (по улицам Алиева — Сатыбалдиева) — 6 200 000 000, 6 196 000 000 и 6 785 670 000 тенге.

Эти цифры показывают, что расчетная стоимость РГП «Госэкспертиза» гораздо выше стоимости, предложенной заказчиком, и ценового предложения победителя конкурса.

В обвинении также указывается, что при строительстве мостов на счет генерального подрядчика ТОО «Курылыс Кызмет-S» были перечислены бюджетные средства в размере 11 736 500 000 тенге. Однако из этой формулировки непонятно, было ли хищение денег и в каком размере. Ясный и однозначный вывод об отсутствии ущерба следует из письма экспертов, проводивших судебную строительно-экономическую экспертизу, — они говорят о «невозможности определить размер ущерба при строительстве обоих мостовых переходов».

То есть если и имело место хищение, то оно могло быть только при строительстве мостовых переходов, и за это должен нести ответственность подрядчик, считают юристы, а не конкурсная комиссия. Собственно, поэтому уголовное дело в силу отсутствия доказательств возможного хищения выделено в отдельное производство.

К слову, у компании «Курылыс Кызмет-S» в сфере строительства мостов в Атырау сложилась не самая лучшая репутация. Известно, что 12 сентября 2009-го обрушился мост, расположенный по Мечникова — Баймуханова — Махамбета. Тогда погибли восемь человек. Экономический суд области удовлетворил иск областного управления автодорог к подрядчику о возмещении ущерба в размере 1 млрд. 314 млн. тенге. Оказалось, что ТОО «Курылыс Кызмет-S», в свою очередь, привлекло к строительству алматинское АО «Трансстроймост». Как установила комиссия, причиной обрушения стали халатность и непрофессионализм мостостроителей, а также отсутствие должного контроля со стороны подрядчика.

Возможно, данная трагедия имеет косвенное отношения к нашему уголовному делу, но в том, что она не бросает тень на некоторых участников процесса, сомневаться не приходится …

 

Покаяние и прощение

В настоящее время в суде рассматривается блок вопросов, посвященных деятельности Государственного фонда по поддержке социальных проектов «Бизнес-Комек», который в феврале 2007-го был учрежден акиматом Атырауской области для поддержки социальных проектов, в частности, для сбора добровольных пожертвований местных бизнесменов на строительство мостовых переходов.

Согласно обвинению, Бергей Рыскалиев использовал этот фонд в личных корыстных целях, разработав преступную схему хищения вверенных ему денежных средств. Для совершения данного преступления он якобы привлек руководителей и участников организованных групп — первого заместителя акима Атырауской области Б.Даукенова, своего зятя Р.Альбакасова, Т.Джиенбаева и других. В «их преступные намерения также была посвящена Азбергенова Г., являвшаяся бухгалтером фонда «Бизнес-Комек» и выполнявшая указания вышеперечисленных лиц».

Главным свидетелем по данному блоку проходит бывший директор фонда Азамат Абильгазин, на основании слов которого, собственно, и строилось обвинение против Даукенова, Азбергеновой и других. В течение нескольких дней молодой мужчина подтверждал свои показания, высказанные ранее в кабинете следователя, хотя постоянно путался в них либо затруднялся отвечать. Как сообщает газета «Ак-жайык», уже к концу пятого дня своего присутствия в суде он попросил слова, и его выступление стало очередной маленькой сенсацией этого процесса.

- Все, что сказал в отношении Азбергеновой, — это неправда, — заявил он. — Мои показания, данные финполиции, были даны без давления со стороны органов уголовного преследования, просто из страха уголовного наказания. Все бумаги об ответственности как свидетеля подписывал. Скажу сразу, что Азбергенова действительно была принята на работу через предыдущего бухгалтера, — та увольнялась, так как загружена была на основной работе. Она рекомендовала Азбергенову, я с ней созвонился. До этого ее не знал, просто пересекался в парке Победы. Альбакасова она, может, видела в парке, а Даукенова, сразу говорю, не знает. Предложил ей работу. Она все привела в порядок, замечаний нет, она справилась отлично. Это то, что хотел сказать.

В зале раздались аплодисменты… «Спасибо, что признался, — это тоже шаг. Я тебя прощаю, Азамат»», — произнесла Азбергенова. «Азамат, я тебя в самом начале просил рассказать всю правду — вот теперь ты сказал всю правду. Я тебя прощаю», — сказал, в свою очередь, Даукенов.

После этого драматического момента слово взял Бакберген Айтмамбетов, адвокат Азбергеновой: «Мы намерены ходатайствовать об изменении меры пресечения Азбергеновой на домашний арест или подписку о невыезде. В данном эпизоде доказана ее непричастность к ОПГ, соответственно, и то, что она непричастна к совершению данного преступления (хищение)».

Гульмира Азбергенова находится под арестом уже около года. Многочисленные попытки ее защитников изменить меру пресечения заканчивались неудачно. Дошло до того, что в начале февраля женщина объявила голодовку. Однако реакции на это со стороны правоохранительных органов не последовало.

Адвокаты, участвующие в судебном процессе, уверены, что в ходе него всплывет еще немало фактов клеветы и лжесвидетельств. Поступок Абильгазина, надеются они, станет примером для остальных участников процесса, которые в свое время оговорили коллег в пользу следствия. Так что сюрпризы еще только начинаются.

Источник: http://camonitor.com/