На продолжающемся судебном заседании по блоку «газификация», в ходе которого был допрошен следователь АБЭКП (финполиция) Руслан Ашенов, стало, на мой взгляд, контрольным «выстрелом» для следствия. В ходе допроса стало более чем очевидно, что для открытия уголовного дела по данному блоку не было каких-либо оснований, и оно было намерено состряпано следователями по причине личных интересов. Причем, как выяснилось, еще и на скорую руку.

Прежде всего, надо подчеркнуть, как выяснилось в процессе слушания, в материалах блока «Газификация» не была указана точная сумма хищений, в которых обвиняют подсудимых. Как тогда открыто это уголовное дело? За что тогда судят людей? В законодательстве какой страны такое есть? Ашенов же, в свою очередь, изобразил недоумение и на вопрос может ли он озвучить эту цифру, лишь пожал плечами. Хотя, он делал это весь допрос, поскольку на все поставленные вопросы, он то и дело отвечал – не знаю, не помню и т.д. Аналогичный ответ, разумеется, прозвучал и на вопрос относительно подписанных свидетелями протоколах информация, в которых не соответствовала действительности и указанным в них датам. Думаю, каждый согласиться с тем, что весьма подозрительно и странно выглядит ситуация, в которой следователь, ведущий это дело, абсолютно не располагает информацией по нему.

Наверняка, после многочисленных признаний свидетелей и отказа от первоначальных показаний, следствие отчетливо понимает, что его уже фактически вывели на чистую воду. Однако вряд ли оно пойдет на попятную, а судя по всему возьмётся за уже проверенные методы давления на свидетелей. По сути, эти угрозы, как мы помним, уже прозвучали на предыдущем слушании, когда прокуроры, ссылаясь на ст. 387 УПК и ст. 352 УК РК, призвали привлечь ряд свидетелей к уголовной ответственности за дачу ложных показаний. Стоит ли говорить, что ранее, точно так же, угрожая свидетелям уголовными делами, следствие пыталась добиться нужных им «сказок». Свидетель абсолютно легко мог стать обвиняемым и наоборот. Первым звоночком было еще заявление Гульмиры Азбергеновой, которая в суде открыто заявила о прессинге со стороны следствия. Но видимо по причине отсутствия масштабности, так как она была в меньшинстве, всерьез это заявление тогда не восприняли. А вот теперь, когда большая часть свидетелей отказались от своих первых показаний и признались, что их заставляли подписывать протоколы не глядя, факт давления уже просто невозможно отрицать или игнорировать. Вспомнить хотя бы публичное покаяние директора фонда Азамата Абильгазина, пытавшегося по началу оговорить подсудимую.

А вот та малая часть, что продолжает придерживаться указок стороны следствия, очевидно, все еще пребывает в состоянии страха и оцепенения. Тем более, что способы психологического давления могут быть разными, в том числе и материального плана. Взять элементарно пример начальника отдела управления энергетики Руслан Басара, который хоть и проходил по данному уголовному делу как свидетель, но все же оказался заложником следствия. Выяснилось, что, спустя некоторое время после допросов на его имущество (2 квартиры) наложен арест. А при попытке обратиться в финансовую полицию по этому вопросу, как рассказывает сам свидетель, его прямым текстом называли преступником и отказывались что-либо делать. По моим данным от такого произвола страдают около шестидесяти семей которые нажили свое имущесство за многие годы. На основании этого дела сегодня теряют все что имели. 80% этих людей не имеютникакого отношения к этому делу.

И люди могут бояться не только за свое имущество или за свою свободу, но и за собственную жизнь. Ведь, как свидетельствует история, порой правоохранительные органы могут посредством пыток и угроз перейти всякую черту. Уместно будет вспомнить нашумевшую историю о повесившимся на стройке милиционере,(участковый инспектор который подозревался в полуении взятки икрой) которого до этого пытали в финполе и после чего он загремел в больницу. Видимо в своем поступке он видел единственный выход спастись от преследований системы.

Возвращаясь к теме, хотел бы добавить, что по непроверенной информации, полученной от анонимных источников, представители следствия, ведущие дело экс акима, закулисно посещают с визитами свидетелей, обвиняемых которые находятся под домашним арестом и угрожают им, дабы обратно прижать к ногтю. Но если это на сегодняшний день не достоверная информация, то совершенно неопровержимый факт заключается в том, что дело разваливается на глазах и при всех попытках следствия взять ситуацию под контроль и вернуть ручных свидетелей, правда все же вырывается наружу.

Видимо не каждый путь по костям приносит нужные дивиденды. И совершенно не исключено, что это лжеследствие вскоре и само может оказаться на скамье подсудимых.

Продолжение следует….